Алия и Маншук — казахские героини Великой Отечественной

В алматинском сквере стоит памятник: две девушки в советской форме замерли в марше. Они не были знакомы — но их судьбы похожи в главном. Обе ушли добровольцами на фронт самой великой войны в истории человечества. Сражались отважнее и яростнее многих мужчин. Уничтожили десятки нацистов — и пали с честью, подобно эпическим героям.

Образы дев-воительниц издревле будоражат воображение людей. Боудикка и Жанна д’Арк, Томоэ Годзэн и Матильда Тосканская, Лашкми Сахгал и Людмила Павличенко раз за разом возрождаются на страницах книг, кадрах кинофильмов, в 3D-моделях компьютерных игр.

Когда танковые лавины вермахта хлынули на восток, сотни тысяч женщин всех народов Советского Союза отправились отражать их натиск, встав плечом к плечу с мужчинами. Большинство из них приняли на себя тяжёлую и опасную, но «небоевую» военную работу.

А были и те, кто стремился во что бы то ни стало взять в руки оружие — чтобы нести врагу смерть и возмездие лично. Среди них были две казахские девушки — Маншук Маметова и Алия Молдагулова.

Обе — Герои Советского Союза. Обе — посмертно. Обе ушли в вечность в возрасте, который сейчас считается студенческим. История каждой будто сошла со страниц героического эпоса. Но их истории совершенно реальны.

Алия и Маншук — казахские супергероини Великой Отечественной Великая Отечественная Война, герои, история, подвиг

Маншук Маметова, пулемётчица

Маншук родилась в ауле Жаскус. Она рано лишилась родителей и воспитывалась тётей Аминой в Алма-Ате.

Школа. Рабочий факультет. Два курса мединститута. Непыльная, престижная работа секретаря заместителя председателя Совнаркома Казахской ССР — вице-премьера республики, если в современных терминах.

Жизнь юной барышни, можно сказать, удалась. Такая должность открывала большинство дверей даже в суровом советском обществе. А потом началась война.

Она была далеко. Где-то там, на западе, среди лесов, рек и полей. До казахских степных просторов — тем более до Алма-Аты, от которой рукой подать до китайской границы, — немецкие танки дошли бы вряд ли, даже в случае полного успеха операции «Барбаросса». Казалось бы, секретарю зампредсовнаркома республики можно не слишком беспокоиться о происходящем. Маншук решила иначе.

Она стала добиваться зачисления в ряды действующей армии.

Её не пускали. Отговаривали.

Хорошие секретари в обстановке бесконечных авралов военного времени для любого руководителя на вес платины.

К шайтану! Она будет сражаться. Лично.

Маншук добилась своего. Но не сразу. В сентябре 1942 года вступила в ряды 100-й Казахской отдельной стрелковой бригады. Только не бойцом, а писарем. По специальности. Зачем разбрасываться и рисковать ценными, опытными специалистами?

Телефонистка? — Нет. Медицинские курсы, госпиталь? — Нет.

Наконец, командир согласился пустить её за пулемёт. Пока на стрельбище.

Хладнокровный взгляд в прицел. Поправка. Отдача. И безупречно точные попадания в мишени. Без обучения и подготовки. Такими талантами не разбрасываются.

Так Маншук Маметова стала первым номером пулемётного расчёта в 21-й гвардейской дивизии 3-й ударной армии.

Ещё более безупречная стрельба. Теперь уже по движущимся, залегающим и отчаянно отстреливающимся целям. Популярность, уважение сослуживцев, чьи жизни раз за разом спасали её безжалостно точные очереди.

С пулемётчиком Нуркеном сразу возникла взаимная симпатия. Которая стремительно переросла во что-то большее.

«Люблю его. Но сейчас это невозможно», — говорила девушка.

Они погибли в один день. 15 октября 1943 года у города Невеля в Псковской области. В бесконечно далёких от родных степей и неспящей Алма-Аты северных лесах.

21-я гвардейская прогрызала немецкую оборону. Вермахт дрался отчаянно, то и дело переходя в контратаки.

Советский пулемётный взвод вцепился в господствующую высоту. И таял, безнадёжно таял под ливнем свинца немецких MG-42 и потоками мин, пока на склоны раз за разом пытались взобраться немецкие солдаты. Ад в худших традициях Первой мировой войны. Маншук не сразу поняла, что из пулемётчиков осталась одна она.

Немцы продолжали атаковать. Силы советской пехоты были на исходе, а итог боя клонился в пользу врага. Если оставшиеся в живых пехотинцы стали бы отступать без прикрытия — все полегли бы.

Рядовой Ахметжанов рассказал после боя: «Маншук, уже раненая в голову, отказалась отходить».

«Уходите. Я остаюсь. Если уйду я — кто защитит вас?».

Она переползала между пулемётами, всё с той же безупречностью выкашивая идущих в атаку немцев.

Пули. Мины. Одна из них перевернула пулемёт, и Маншук упала… Но тут же поднялась, готовая продолжать сражаться.

К шайтану!

Отходящие бойцы потеряли её из виду. Лишь слышали вдалеке спасительный стук пулемёта. Она выстояла. Её высота осталась невзятой.

Немецкие офицеры решили: ради этой позиции не стоит разбрасываться ценными специалистами. Семь десятков их и так уже остались лежать на склонах.

Маншук нашли в обнимку с пулемётом.

Маншук Маметова, пулемётчица Великая Отечественная Война, герои, история, подвиг

Её Нуркен погиб тогда же — в бою у станции Изочи под тем же самым Невелем.

Звание Героя Советского Союза гвардии старшему сержанту Маметовой Маншук Жиенгалиевне присвоили указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 марта 1944 года посмертно.

Отважная пулемётчица не дожила одной недели до своего 21-го дня рождения.

Алия и Маншук — казахские супергероини Великой Отечественной Великая Отечественная Война, герои, история, подвиг

Алия Молдагулова, снайперша

Алия тоже родилась в ауле — Булак. Тоже рано осиротела. Воспитывалась в семье дяди. Алма-Ата, затем Москва — и Ленинград.

Война. Дядя с семьёй заблаговременно эвакуировались на восток. Алия осталась, чтобы окончить школу‑интернат.

Первая блокадная зима.

Интернат сумели эвакуировать из охваченного голодом и смертью города на Неве. Окончившая учёбу девушка за прошедшую зиму успела увидеть и понять слишком многое. Она жаждала сражаться и мстить.

Алия поступила в авиационный техникум. Мечтала воевать в воздухе, на истребителе. Вгонять в землю самолёты с чёрными крестами на крыльях. Но ей отказали.

Что ж, есть другие варианты. Первый набор только что созданной Центральной женской школы снайперской подготовки в бывшей усадьбе графов Шереметьевых. Затем — присяга. Зачисление в 54-ю стрелковую бригаду в июле 1943 года.

Маленькая, хрупкая восточная девушка поначалу вызывала у сослуживцев легкомысленные чувства, иронию, желание укрыть и защитить от врага. Её пытались держать подальше от линии фронта. Но Алия пришла сюда не отсиживаться в тылу, а убивать.

Убивать нацистов за ужас, голод и мрак блокадного Лениграда, насмерть впечатавшиеся в её память. За миллионы погибших, искалеченных, сломанных судеб.

Они работали парой. Алия Молдагулова и Надежда Матвеева, тоже маленькая и хрупкая. Выход на позицию, долгое ожидание. Фигуры в перекрестьях прицелов. Выстрелы. Отход под сыпящимися в ответ минами и снарядами.

Как рассказывала Надежда, у Алии просто не было страха. Она хладнокровно и методично уничтожала цели.

К октябрю 1943 года Алия набрала уже 32 «фрага» (в компьютерных играх очко, начисляемое за уничтожение противника. — Прим.ред.). И не собиралась останавливаться на достигнутом.

Немецкая засада. Пять теней в фельдграу. Молниеносная реакция Алии, мгновенно «снявшей» первого. И военная удача — рядом была ещё одна женская снайперская пара, моментально открывшая огонь. Итог: три немецких трупа; два раненых «языка», доставленные на командный пункт для вдумчивой беседы.

Январь 1944 года. Всё та же Псковская область, зимние леса между Новосокольниками и Дном. Советские войска шли в наступление. Цель — железная дорога у станции Насва и деревни Казачиха.

Но на пути неожиданно сильный узел немецкой обороны.

Советская атака захлёбывалась под огнём противника. Солдаты залегали под потоками пуль и дождём мин. Приказы командиров были безуспешны.

И вот из снега во весь рост встаёт хрупкая фигурка. Звучит звонкий голос: «Братья-солдаты, за мной!». Оставаться лежать, когда в бой пошла она просто невозможно. Это гораздо хуже смерти.

Пехота с нечеловеческим рёвом поднялась в атаку навстречу потоку свинца и стали. Стремительно ворвалась в немецкие траншеи…

Мины продолжали падать. То ли немецкие, то ли свои — не узнать.

Один из осколков распорол руку Алии. Рядом выросла фигура в фельдграу. Немец вряд ли воспринял её всерьёз. Какая-то низкорослая азиатка, «унтерменш», — что она может против офицера тысячелетнего рейха, представителя «высшей германской расы»?

Выстрел. Ещё один. Третий.

Немец и казашка сползли по стенкам траншеи.

Есть и другая версия её второго ранения — попадание снаряда в дом, с чердака которого она вела огонь. Какая из них правдива, мы не узнаем уже никогда.

Тяжело раненую Алию с поля боя вынесли разведчики. Её положили в деревянный сарай вместе с другими ранеными, ждавшими эвакуации в тыл. От близкого разрыва постройка вспыхнула. Спасти не удалось никого.

Звание Героя Советского Союза ефрейтору Молдагуловой Алие Нурмухамбетовне присвоили указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1944 года посмертно. Ей навсегда осталось 18 лет. На прикладе её снайперской винтовки было 78 зарубок.

Алия Молдагулова, снайперша Великая Отечественная Война, герои, история, подвиг

Таковы истории двух казахских девушек, навсегда замерших в маршевом шаге в сквере посреди Алма-Аты. Проходя мимо этого памятника, стоит склонить перед ними голову. А лучше положить цветы. Ибо они достойны вечной памяти и почтения не менее, чем многие куда более прославленные в истории герои.

АЛЕКСЕЙ КОСТЕНКОВ

Алия и Маншук — казахские супергероини Великой Отечественной Великая Отечественная Война, герои, история, подвиг