Последние комментарии

  • Тамара Фролова20 июня, 9:39
    Мстительность не может быть достоинством, да и положительной чертой тоже.«Моссад»: «Весь захват архитектора Холокоста уложился в 20 секунд»
  • bngor68 Агеев20 июня, 9:13
    Это видно по твоей писанине, можешь не уведомлять, кто ты.Советский Союз глазами ребенка
  • M*tabar Ahmedova20 июня, 9:05
    Спасибо, была прекрасная жизнь и песня детская Советский Союз глазами ребенка

Россия 18-го века глазами японца Дайкокуя Кодаю

"...Запад, Восток –
Всюду одна и та же беда,
Ветер равно холодит..."
(Другу, уехавшему на Запад) Мацуо Басё (1644 – 1694). Перевод В. Марковой.





Японское прибрежное судно. Из серии "Тридцать шесть видов Фудзи"
Художник: Кацусика Хокусай , 1760-1849 Токио (Эдо). Метрополитен-музей, Нью-Йорк.


Случилось так, что в 1783 году японское судно «Синсе-мару» угодило в сильный шторм, и затем семь месяцев (вы только себе представьте – целых семь, семь месяцев в море!

) носилось по Тихому океану, а потом ее выбросило на остров Амчитка – землю, принадлежавшую России.

Спаслись капитан судна Дайкокуя Кодаю и несколько человек – членов его экипажа. К счастью они встретили русских промышленников, которые дожидались корабля, который приходил раз в три года. Никаких вариантов больше не было, и японцы остались на острове вместе с русскими и начали учить русский язык. Он красивый, ваш язык, говорили они, очень емкий, но больно уж трудно его учить, так как «в русском алфавите буквы хотя и имеют звук, но не имеют смысла». А еще выяснилось, что русских звуков: согласных – в, ж, л, ф, ч, ц, ш, щ; и гласных – е, ы, у японцев в языке нет и нужно учиться их произносить, что взрослым было очень трудно!

Путешествие Дайкокуя Кодаю


Бригантина «Екатерина», доставившая Дайкокуя Кодаю обратно в Японию. Токийский национальный музей.

Прошли три года, долгожданный корабль прибыл, и... потерпел крушение у самого входа в гавать. Экипаж «Синсё мару» уже пережил гибель своего судна, и новая катастрофа стала для него ударом. Перспектива провести ещё несколько лет здесь на острове в ожидании ещё одного русского корабля была бы слишком уже тяжелым испытанием для всех. Но из обломков корабля они за два года своими руками и почти без инструментов сумели построить новый корабль и на нем добрались до Камчатки! Вот только решить вопрос с японцами могли только в Петербурге, поэтому их «старший» должен был ехать туда!

В 1789 году те японцы, что остались в живых (часть моряков умерла от цинги еще на острове), приехали в Иркутск, и, встретившись там с земляками, решили принять православие и назад не возвращаться. Матрос Седзо, например, при крещении сделался Федором Степановичем Ситниковым, а Синдзо – Николаем Петровичем Колотыгиным. И поступили они так совсем не из-за любви к России, а по суровой, и даже очень суровой необходимости. Ведь в Японии того времени был закон, по которому простые японцы не могли уплывать от берега на расстояние более, чем на три дня нахождения в пути, чтобы за больший срок они не смогли бы встретить там европейцев и – не дай бог, перенять у них что-нибудь плохое. Нарушителей закона по возвращении ожидала смертная казнь!

В Иркутске Кодаю повстречал члена Петербургской академии наук Кирилла Густавовича Лаксмана, который написал в столицу прошение о разрешении японским морякам вернуться на родину. Ответ, однако, так и не пришел, и тогда Лаксман сделал Кодаю интересное предложение: съездить туда самому и добиться официального разрешения от властей, без которого местные власти и пальцем шевельнуть не смели. И вот 15 января 1791 года они выехали из Иркутска и направились в столицу.

Путешествие Кодаю по Российской империи – человека купеческого звания, но образованного и начитанного, позволило ему хорошо изучить Россию, и записать все увиденное. Он восторгался просторами русских земель, которые рядом с Японией, где ценился каждый клочок ровной земли, ему казались совершенно необъятными. Он оказался внимательным наблюдателем и заметил и то, что почвы у нас менее плодородны, что земледелие наше трудоемко, а урожаи скудны, но вот в том, что русские употребляли мало риса, увидел свидетельство их нищеты.

Увиденных им россиян Кодаю описывал высокими, белокожими, голубоглазыми, с крупными носами и волосами каштанового цвета. Он посчитал их людьми уважительными, склонными к миролюбию, но одновременно отважными и решительными, к праздности и безделью не привыкшими. Получается, что его описание сильно отличается от того, что писали о России и ее людях западноевропейские путешественники, что побывали у нас и до него, и позднее.


В июне 1791 года капитан Кодаю прибыл в столицу и был торжественно приглашен в Царское Село. Официальный прием был весьма чинным и произвел на японца сильное впечатление. Впрочем, российских придворных он тоже поразил немало, так как появился при дворе в своем национальном костюме и с самурайским мечом за поясом. Его историю императрица Екатерина Великая приняла близко к сердцу и пообещала содействие. А когда она подала ему руку, он три раза ее лизнул, чем выразил ей глубочайшее, по его мнению, почтение. Ведь поцелуй японцам был тогда неведом – так глубоко отличались их ментальность и ментальность европейцев.


Члены экипажа «Синсё-мару» Дайкокуя Кодаю (слева) и Исокити по возвращении в Японию в 1792 году. Токийский национальный музей.

К счастью, Кодаю привык к сложным японским ритуалам у себя дома, так что он даже посчитал, что в России императорские особы держат себя очень даже просто. А уж когда сам наследник престола цесаревич Павел Петрович усадил его в свою карету, да еще и, не чванясь, сидел рядом с ним, стало для него сущим потрясением, ведь для японца сидеть вот так рядом с сыном императора было равносильно святотатству.

Находясь в столице России, Кодаю охотно выступал с рассказами о своей родине и в университетах, и школах, и на светских приемах и даже... в публичных домах. Видимо он понимал, что закладывает основы добрососедства и понимания между нашими народами и очень старался поддержать достоинство своей страны. Поэтому, хотя он и не являлся самураем, вел он себя как самый настоящий самурай и на все светские рауты приходил в вышитом шелковом кимоно и шароварах хакама, а также с коротким мечом вакидзаси, вызывавшим всеобщее изумление.


Адам Лаксман – сын Кирилла Лаксмана – руководитель посольства на бригантине «Екатерина» (работа японского художника). Токийский национальный музей.

Но было и ему чему у нас удивляться. Например, тому, что в России делают прививки от оспы, для которых используют гной из оспенных язв коров, которых в Японии было очень мало.


Памятник Петру Первому в Петербурге. Таким его увидел Кодаю. Токийский национальный музей.

Его удивляло, что люди берут воду прямо из реки, а колодцы роют только в деревнях. Заметил, что русские очень любят похваляться своим богатством, но что и нищих в России увидел мало, и то многие из них тюремные арестанты. Крайне удивляло Кодаю, что после бани россияне пребывали в исподнем. Зато когда он также после бани надел юката (легкий халат), это произвело настоящую сенсацию, и многие стали следовать его примеру и завели себе похожие халаты.


Карта Японии, нарисованная Кодаю.

Россия удивила его и отсутствием паланкинов. И даже не столько самих паланкинов, Русские почему-то не хотели верить его рассказам о них: «Не может быть, чтобы люди заставляли других людей возить себя, это же грешно!» Удивило японцев, что в России молятся изображениям бога (иконам) и носят на груди его фигурку (крестик). Дело в том, что к этому времени христианство, распространившееся в Японии усилиями иезуитов, было из неё уже давно изгнано, а исповедовать что-то другое, кроме буддизма было опять-таки строго настрого запрещено!


Ложка, вилка и нож – вещи для японца того времени поистине удивительные. Токийский национальный музей.

Но самое удивительное, что проехав всю Россию, а ехал он год, Кодаю в своих записках о России ни единым словом не упомянул о знаменитом русском пьянстве, которое всегда присутствовало в описаниях путешественников с Запада. То есть, судя по тому, что он написал, его не существовало в природе, и это наводит на мысль, а где тогда больше пили?! Побывал он и во многих злачных местах Петербурга и подробно рассказал о публичных домах, которые очень ему понравились, вполне легально существовали и были в большой популярности у русских людей самого разного достатка и звания. Удивительно, что внутри эти заведения были богато убраны, а уж обходительность девушек, которые не только не брали с него денег, а напротив, сами дарили ему подарки, превзошла все его ожидания.


Микроскоп, часы и медали – все это Кодаю зарисовал очень тщательно! Токийский национальный музей.

Но что больше всего поразило его в нашей стране, так это… отхожие места. В Японии их ставили на четырех столбах, приподнимая над землей, ямы внизу не рыли, а падающие вниз фекалии тут же собирали и… набрав достаточно, продавали в качестве удобрений. Ведь крупного рогатого скота у крестьян не было, им нечем было его кормить. Японцам был неведом вкус коровьего молока. Лошади были только у самураев. И чем же было удобрять свои поля? А тут такое «богатство», и зимой оно просто так замерзает, а летом пропадает без пользы! Хотя он отметил, что благодаря этому в России нет проблем с добычей селитры (ее тогда получали из земли, которую копали рядом «заходами»!), поэтому и порох в России был отличный! Ещё одного обстоятельства, так сказать, «интимного свойства», Кодаю также не понял. Вернее, он очень удивлялся тому, что если послушать российских мужчин, то все они то и дело говорят о… «дзоппа эбёто». Но стоит им только это самое предложить (а среди самураев, да и простых японцев, включая моряков и купцов, сексуальные контакты мужчины с мужчиной считались делом совершенно нормальным!), как они в смущении, а то даже и с гневом отказывались! То есть делать это плохо, а вот говорить, значит, хорошо?! «Тогда зачем же об этом говорить, если не делать?» – удивлялся Кодаю.

Не понял он и российскую систему финансов и кредита. Само понятие «банк» так и осталось для него не более чем красивым зданием. А вот чем конкретно там занимались, он уяснить себе не сумел.

В итоге, он получил-таки разрешение вернуться в Японию. От императрицы на прощание он получил в подарок табакерку, золотую медаль, и 150 золотых червонцев и, непонятно почему и зачем, микроскоп.

Ну, а правительство поспешило использовать создавшуюся ситуацию для того, чтобы установить с Японией дипломатические и торговые отношения. И вот 20 мая 1792 года трое японцев взошли на борт бригантины «Екатерина» и вместе с первым русским посольством отплыли к её берегам. Визиту придали полуофициальный характер, чтобы в случае чего «не понести никакого урону».

9 октября 1792 года посольство прибыло в Японию, но ему ограничили перемещение, а приплывших японцев хотя и не казнили, но разослали по разным местам, а потом стали допрашивать относительно всего, что с ними произошло в России. Придворный врач сёгуна Кацурагава Хосю со слов Кодаю написал объемный труд «Хокуса Бонряку» («Краткие вести о скитаниях в Северных водах»), состоявший из одиннадцати разделов. Однако его тут же засекретили и хранили в императорском архиве без права доступа до 1937 года, когда его издали очень маленьким тиражом.

Интересно, что капитан Кодаю составил и первый русско-японский словарь, в котором был целый раздел ненормативной русской лексики того времени, которая, однако, показалась ему вполне употребительной!


Карта путешествия Кодаю «туда и обратно».

Ну, а русское посольство находилось в Японии до конца июля 1793 года, и даже сумело получить разрешение на один русский корабль в год, который мог прибыть в порт Нагасаки. Но российское правительство им так и не воспользовалось, а после смерти Екатерины о Японии и вовсе позабыли, так как уж очень она была далеко! Сейчас можно только лишь гадать, как изменился бы ход истории, если бы России и Японии удалось бы в то время наладить между собой дипломатические и торговые отношения. Возможно, изменилась бы и вся последующая история человечества, и мир бы сегодня был совсем другим? С другой стороны для того, чтобы контакты между нашими государствами могли сохраняться и развиваться, требовался взаимный интерес. А вот его-то практически и не было! Ну что могла предложить Российская империя японцам с такой территории, как Дальний Восток? Традиционные русские меха, порох, оружие? Меха им были не нужны, потому, что такова была их культура, а порох и оружие в эпоху Эдо японцам не требовались потому, что в стране царил мир, а воинственные иностранцы до неё еще не добрались. А нет общих точек для соприкосновения, нет и взаимного интереса, нет и контактов на политическом, культурном и всех прочих уровнях, без чего прочные связи двух стран невозможны!

Воспоминания о жизни Дайкокуя Кодаю в России описал Кацурагава Хосю. Его книга «Краткое изложение услышанного в северных краях» не была издана, но сохранилась в архивах. Вот некоторые факты о русских, которые были в ней изложены со слов Дайкокуя Кодаю.

1. В русском алфавите имеется всего тридцать одна буква, все они обладают звуком, но сами по себе буквы не имеют смысла.

2. В Петербурге и Москве люди почти не говорят на старом русском языке, они общаются между собой на смеси русского, французского и немецкого. Манеры и правила этикета полностью взяты ими от французов.

3. Русские работники не получают оплату своего труда натурой, поскольку выращивание пяти основных злаков не сильно развито. Чаще всего на полях здесь можно увидеть морковь, фасоль, огурцы, арбузы, салат, репу, гречиху. Рис стоит невероятно дорого, потому что привозится из Турции.

4. В пяти верстах от столицы находится большой остров с портом, куда и приходят иноземные суда. В самой стране мало что производится, но благодаря ввозу из-за границы здесь есть всё.

5. Русские церкви намного выше обычных домов и имеют круглые крыши, похожие на перевернутый горшок с латунным крестом наверху.

6. Дома в Петербурге построены из кирпича и имеют четыре или пять этажей. При этом жилье простого народа ничем не отличается от жилья богачей и чиновников.

7. У русских привлекательными считаются те женщины, у которых румяные лица. Горожанки одеваются по немецкой моде.

8. Большинство русских обладают крупными носами и голубыми глазами, а их волосы каштанового цвета и очень мягкие. С бородой ходят исключительно крестьяне, знать и жители городов бороды сбривают. Русские мужчины носят одежду по голландской моде.

9. Люди в России высокие и с хорошей осанкой, они миролюбивы и уважительны. Но вместе с тем они чрезвычайно решительные, отважные и трудолюбивые, поэтому русские не любят тех, кто предаётся безделью и праздности.

10. Русские мужчины и женщины любят делать мудрённые прически, которые потом закрепляются специальной пудрой. Бедняки используют для этого картофельный порошок.

11. Люди, живущие в Сибири, почти все черноволосые и черноглазые.

12. Чиновники, работающие в военных ведомствах, прикалывают к шляпам белый шёлковый цветок, а штатские — чёрный.

13. На лошадях ездят люди обоих полов. Однако дамы сидят в седле, свесив одну ногу и поджав вторую. Крестьянки сидят в седле так же, как и мужчины.

14. Во всех сословиях у одного мужа есть только одна жена, гаремов и наложниц никто не держит.

15. Иностранцы могут жениться и выходить замуж за русских, однако им приходится отрекаться от своей веры и брать русское имя для этого.

16. В летний период все люди отправляются спать в восемь или в десять часов ночи и просыпаются в период с половины четвёртого до половины шестого утра. Большую часть зимы же русские спят с девяти-одиннадцати часов ночи, а поднимаются примерно в час дня.

17. В три летних месяца здесь нет особого зноя, многие ходят в простой одежде из сукна даже без подклада.

18. В России постоянно очень морозно, снег здесь появляется в сентябре и не тает до начала мая.

19. В северных городах, например, в Петербурге и Якутске, до невозможности холодно. Иногда там случается такой мороз, что люди отмораживают себе носы и уши, а также ноги и руки.

20. В русских избах младенцы спят в прикреплённых к потолку больших коробах с тюфяком, набитым птичьим пухом. Если ребёнок начинает плакать, то его качают.

21. Когда в семье появляется ребёнок, то родственники дарят ему подарки и деньги, а самый богатый и достойный из них становится нареченным отцом и имеет право дать имя ребёнку.

22. Русские врачи не делятся на терапевтов и хирургов. Один человек лечит зубные, глазные, женские и детские болезни. Здесь есть аптекари, которые занимаются изготовлением и продажей лекарств.

23. В Москве богачи и чиновники держат негров в качестве прислуги. Обычно их три или четыре, но особо богатые имеют и до восьми чернокожих слуг.

24. Русская водка похожа на отличное сакэ, русское вино — на прокисшее, а пиво исключительно мутное и невкусное.

25. В богатых домах на обед в начале едят хлеб с ветчиной, потом суп из курицы, следом блюдо из говядины, за которым следует рыбный бульон и шарики из теста в молоке. После этих блюд русские едят зажаренного гуся и пьют жидкую кашу, закачивая трапезу кофе и сладостями. Многие после обеда спят целый час.

26. Простой народ на обед есть всего одно блюдо, приготовленное из рыбы или говядины, закусывая его хлебом. Кухонная утварь сделана из олова или дерева, а ложки бывают деревянные или медные.

27. В русских кушаньях полно сливочного масла и очень много сахара. Многие хозяйки сначала закладывают внутрь птицы и рыбы белые сливы, апельсины, виноград, намного реже — крупу или рис, а потом пекут их в печи.

28. Женские роли в театрах играют исключительно женщины. Часто они крутят романы с мужчинами-актёрами.

29. Русские не отмечают ни пять сезонных праздников, ни Новый год, но отмечают день рождения российской императрицы, её внуков и престолонаследника.

30. Большинство домашних и сельскохозяйственных животных здесь подвергают кастрации, поэтому они все толстые, но с красивым цветом шерсти.

Спасибо

Популярное

))}
Loading...
наверх