Последние комментарии

  • nodar cnincharauli
    При всех преимуществах Сов системы , не стоит преувеличивать качество самолётов тогда - я в те времена работал вед ин...Чудо на Азорах: пилот c тёмным прошлым пролетел на A330 без топлива 120 километров и спас 306 человек
  • Геннадий Малинский
    https://www.proza.ru/2009/10/01/311  Таблица ВВП, которую никто не видел Геннадий Малинский    "Плановая экономика, к...Спусковой крючок Октябрьской революции: Тимофей Кирпичников и никакого немецкого золота
  • Юрий Латов
    Так ведь США и сейчас все еще самая сильная в мире страна, а мы - лишь сильный региональный лидер. Вполне логично, чт...Как "кровавый сталинский режим" поднял из руин экономику послевоенной Польши

Любимая дочка фельдмаршала Кутузова

Картинки по запросу Елизавета Михайловна Хитрово

Любимая дочка фельдмаршала Кутузова, Елизавета Михайловна Хитрово (в первом браке баронесса Тизенгаузен), отличалась самой изысканной приветливостью и особенной, всепрощающей добротой. А вот красавицей она, увы, не была. Из разнообразного набора женских прелестей у Елизаветы Михайловны были одни только роскошные плечи, замечательные по красоте, которые она довольно откровенно показывала на публике даже в преклонном возрасте.


Эту слабость почтенной матроны петербургские остряки увековечили в следующей эпиграмме:

Лиза смолоду была
Лизой миленькой,
Лиза смолоду слыла
Лизой голенькой.
Но, увы! пора прошла
Наша Лиза отцвела.
Но по-прежнему мила,
Но по-прежнему гола!
(Приписывается А.С.Пушкину)

В салоне Хитрово собирался весь цвет петербургского общества, там часто бывали Жуковский, Пушкин, Гоголь и другие известные в те времена литераторы. И хотя никто из поклонников хозяйки не мог похвастаться, что стал ее избранником, завистливая молва приписывала ей множество романов. А поводом к тому служила одна привычка Елизаветы Михайловны, которая поздно просыпалась, долго лежала в кровати и принимала избранных посетителей у себя в спальне. Когда гость допускался в святая святых, он, поздоровавшись с хозяйкой, естественно, намеревался сесть, но тут обычно Елизавета Михайловна останавливала его следующими словами (разумеется, по-французски):
— Нет, не садитесь на кресло, это — кресло Пушкина. Нет, не на диван — это место Жуковского, нет не на этот стул — это стул Гоголя. Садитесь ко мне на кровать — это место для всех!
 

Популярное в

))}
Loading...
наверх