Последние комментарии

  • Елена Бреслова19 апреля, 7:40
    за одно это люди обязаны собакам по гроб жизни и никогда, никогда Бог не простит догхантеров, да и любых живодеров, и...Кто сильнее пес, или "Тигр" : четвероногих диверсантов немецкие танкисты боялись как огня
  • владимир19 апреля, 7:27
    У меня тесть имел медаль за отвагу ...  в наградном листе сказано - за восстановление связи и уничтожение при этом 4-...Уникальнейший мужик! Единственный, кто получил шесть медалей «За отвагу»
  • Рабочий класс Класс19 апреля, 7:21
    А  не поебать кто что и как там что делает!! Придет твое время, узнаешь что и как и где болит, если доживешь, мы живе...Что мы делали в СССР и не делаем в России

В советской тогда еще, «оккупированной», Литве... Жила - была девочка Раса

Летом 83-го года с ней произошло несчастье.

Летом 83-го года с ней произошло несчастье: ее отец - тракторист, работал в поле, и случайно косилкой ей отрезал ступни обеих ножек. Расе было 3 года. Вот как об этом вспоминают даже в достаточно антисоветской газете теперь: «На дворе скоро ночь.
В деревне нет телефона. Умереть — да и только. От потери крови и болевого шока».

В советской тогда еще, «оккупированной», Литве... Жила - была девочка Раса СССР, медицина, оккупанты.



Люди добрые… Через 12 часов дочка тракториста из колхоза «Вадактай» лежала на холодном операционном столе в столице СССР. Для Ту-134, по тревоге поднятому той пятничной ночью в Литве, «расчистили» воздушный коридор до самой Москвы. Диспетчеры знали — в пустом салоне летит маленький пассажир.



Первое звено «эстафеты добра», как написали литовские газеты, а вслед за ними и все остальные. Ножки, обложенные мороженой рыбой, летят на соседнем сиденье. В иллюминаторах — московский рассвет, на взлётном поле — с включённым двигателем столичная «скорая». А в приёмном покое детской больницы молодой хирург Датиашвили — вызвали прямо из дома, с постели — ждёт срочный рейс из Литвы. Ножки Расе сохранили, и сегодня она ходит самостоятельно. Правда,теперь уже в Евросоюзе...

Хорошо помню, как искренне переживала за Расу вся страна. Ножки Расе пришивали в Москве, доктор, делавший операцию, был грузином. Никому и в голову не приходило думать о ее национальности. Или о том, что у нее «пьющие родители» — колхозники.

Между прочим, это было бы первое, что ей припомнили бы сейчас – мол, сами виноваты, и нечего «всяким нищим пьянчугам» плодиться. А потом – это если ей очень повезло бы - может быть, какая-нибудь бойкая пропиаренная журналистка «смилостивилась» бы над ней и согласилась бы написать о ней в газете, вымаливая у «новорусских» толстосумов, ограбивших нашу страну и наш народ десятки тысяч евро, необходимые для ее протезирования в какой-нибудь Германии.


Источник

Популярное

))}
Loading...
наверх