Последние комментарии

  • nodar cnincharauli
    При всех преимуществах Сов системы , не стоит преувеличивать качество самолётов тогда - я в те времена работал вед ин...Чудо на Азорах: пилот c тёмным прошлым пролетел на A330 без топлива 120 километров и спас 306 человек
  • Геннадий Малинский
    https://www.proza.ru/2009/10/01/311  Таблица ВВП, которую никто не видел Геннадий Малинский    "Плановая экономика, к...Спусковой крючок Октябрьской революции: Тимофей Кирпичников и никакого немецкого золота
  • Юрий Латов
    Так ведь США и сейчас все еще самая сильная в мире страна, а мы - лишь сильный региональный лидер. Вполне логично, чт...Как "кровавый сталинский режим" поднял из руин экономику послевоенной Польши

"Ставили поддельную маркировку и пробирные клейма" : советская часовая мафия работала как часы

 

Чтобы в условиях тотального дефицита получить престижные часы, качественный зарубежный механизм переставляли в самодельный корпус из драгоценного металла

 

Приобрести символ престижа — качественные наручные часы — в послевоенном СССР хотели многие. Но они были страшным и к тому же очень дорогим дефицитом. В 1954 году милиция арестовала группу граждан, изготовлявших почти настоящие швейцарские золотые часы. Однако они были лишь малой частью обширной сети подпольной сборки часов, имевшей и все комплектующие, и высоких покровителей.

Евгений Жирнов

 

"Признались в скупке золота"

Четырех скромных и незаметных часовщиков из мастерской N1 комбината бытового обслуживания Советского района Москвы сгубило то, что обычно губит тех, кто хочет быстро и легко разбогатеть. Конечно же жадность. До тех пор пока они вели свой бизнес тихо, не привлекая излишнего внимания, все шло как нельзя лучше. Среди трофеев, попавших после войны в Советский Союз и разошедшихся по стране, было немало качественных и дорогих швейцарских и немецких часов. Но обеспеченные граждане страны, причем не только работники торговли и снабжения, но и деятели искусства, а также некоторые высокопоставленные руководители, хотели сделать свой наручный предмет престижа еще дороже. Для этого требовалось немногое — изготовить вместо фирменного металлического корпуса точно такой же золотой и поместить в него прежний механизм. Выполнением их желаний и занимались четверо скромных часовщиков. Естественно, на почти настоящих часах их работы имелись все необходимые надписи и клейма.

Преобразование часов шло успешно, и потому мастера решили расширить свое производство. В 1954 году в один из московских магазинов "Главювелирторга" какими-то неведомыми путями попали швейцарские часы "Докс" в металлических корпусах, которые подельники скупили, как и полагалось, отблагодарив за содействие сотрудников магазина. Потенциальных покупателей они давно и хорошо знали. Дело оставалось за малым — купить золото для корпусов.

В теневом бизнесе все как минимум слышали друг о друге. Поэтому часовщики вскоре узнали, что драгоценный металл смогут добыть солидные перекупщики Шпекторов и Купервассер. О цене на золото удалось договориться без особых проблем, и четыре часовщика принялись за переделку швейцарских часов. При затратах 1000-1500 руб. они получали за каждый переработанный экземпляр 2800-2900 руб. Для сравнения, по данным Центрального статистического управления СССР, в 1954 году средняя зарплата в стране равнялась 699 руб.

Часовщики не знали лишь одного. За Купервассером и Шпекторовым давно следили борцы с хищениями социалистической собственности из Главного управления милиции. И после ареста перекупщики золота дали показания на часовщиков. В докладе министру внутренних дел генерал-полковнику С. Н. Круглову говорилось:

"На основании показаний Купервассера и Шпекторова, Немировский, Травицкий, Ялтушков и Мовшович 18 мая 1954 года арестованы. Травицкий и Ялтушков признались в скупке золота, а также в нелегальном изготовлении из него золотых корпусов к часовым механизмам фирмы "Докс" и золотых браслетов, которые им делали ныне разрабатываемые ювелиры Трофимов и Шатрова. На изготовленных золотых корпусах преступники ставили поддельную маркировку и пробирные клейма".

Список изъятого у часовщиков выглядел впечатляюще. При обысках сотрудники ОБХСС нашли тайники, откуда изъяли золото, золотые браслеты, бриллианты, ценности и деньги — около полумиллиона рублей. Нашли и часы "Докс" как в металлических корпусах, так и в золотых.

Можно представить себе, как проклинали часовщики тот день, когда связались с перекупщиками золота. Но истина заключалась в том, что они все равно попали бы в поле зрения оперативников, которые с 1952 года занимались масштабным делом о подпольной сборке часов.

 

На советских выставках за границей посетители не представляли, насколько в СССР развита не просто ручная, а подпольная сборка часов

 

 

"Согласия на арест не дал"

Началось оно с рутинной проверки, которую контрольно-ревизионное управление Министерства финансов СССР проводило на 2-м Московском часовом заводе. В ходе осмотра склада ревизоры обнаружили ящики с импортной часовой фурнитурой, которая формально на завод не поступала, но при этом имелось заключение заводской комиссии о списании всего содержимого ящиков в брак.

Странная ситуация насторожила ревизоров, вскоре выяснивших, что в 1948 году завод получил 1280 килограммов заграничной часовой фурнитуры, которую нигде не оприходовали, а большую ее часть продали под видом металлолома райпромтресту Кировского района Москвы. Документы о странной операции передали в Министерство госбезопасности, в состав которого тогда входила милиция, и оперативники без труда установили, что из этой фурнитуры собирались часы, сбывавшиеся через магазины и с рук.

Дальнейшие проверки показали, что на заводе происходили и другие странные истории. 2-й Московский часовой завод поставлял на Челябинский часовой завод фурнитуру. И в случае обнаружения партнерами брака москвичи должны были поставить годные детали взамен отбракованных. Однако директор московского завода В. С. Буторин решил изменить существующую схему. В докладе министра госбезопасности СССР С. Д. Игнатьева, направленном 11 февраля 1953 года заместителю председателя Совета министров СССР Л. П. Берии, говорилось:

"В 1948 году Буторин, накопив на 2-м Московском часовом заводе значительное количество недоброкачественной продукции (часов), по договоренности с бывшим директором Челябинского часового завода Чеушиным, направлял Челябинскому заводу эти часы взамен часовой фурнитуры".

Схема заработала, и осуществлял ее, как говорилось в документах по делу, представитель челябинского завода на московском заводе И. М. Черняк:

"В документах завода обнаружена фиктивная сдаточная накладная на якобы поступившую из Челябинского часового завода бракованную фурнитуру, на которой имеется резолюция Буторина об отпуске взамен фурнитуры 600 шт. требующих ремонта часов. Эти часы были выданы Черняку, а последний похитил их".

Отремонтировать часы было несложным и недорогим делом. Себестоимость знаменитых в то время советских часов "Победа" равнялась 98 руб. 37 коп. А краденый комплект фурнитуры для них стоил значительно меньше. А в магазинах эти часы продавались по 342 руб. Так что прибыль получалась колоссальной. Особенно учитывая то, что масштабы хищений, как указывалось в докладе С. Д. Игнатьева, были весьма значительными:

"Хищения совершались путем предъявления 2-му Московскому часовому заводу фиктивных рекламаций на часовую фурнитуру, поставляемую им Челябинскому заводу. По этим рекламациям преступники систематически получали и расхищали новые партии годной фурнитуры, которую на 2-м Московском часовом заводе незаконно списывали в брак.

Как установлено ревизией, только за 1948-1949 годы через арестованного Черняка, как представителя Челябинского завода, было заменено на 2-м Московском часовом заводе бракованной фурнитуры на сумму свыше 868 тысяч рублей.

В тот же период времени Черняк при непосредственном соучастии Пимакина и других сообщников неоднократно получал на 2-м Московском часовом заводе вместо часовой фурнитуры для Челябинского завода требующие ремонта часы, которые похищал, а взамен их представлял 2-му Московскому заводу соответствующее количество бракованной фурнитуры, безучетно хранившейся на Челябинском заводе, и фиктивные рекламационные документы к ней.

Всего таким путем Черняком было получено 5240 часов, часть из которых он реализовал, а 773 шт. были изъяты у него при обыске".

Кроме того, при обыске у Черняка изъяли сберкнижки на общую сумму свыше 200 тыс. руб., доллары и без малого 4 кг золота.

Оперативники, как говорилось в документах, обнаружили и свидетельства участия в хищениях директора 2-го Московского часового завода:

"В 1949 году Буторин установил преступную связь с заведующим гарантийной мастерской завода Марьясиным, совместно с которым систематически расхищал часы из обменного фонда. По неполным данным, в 1949-1951 годах ими было похищено и сбыто на сторону свыше 450 штук часов различных марок; недостача этих часов по указанию Буторина покрывалась составлением фиктивных актов на списание их в брак, что подтверждается показаниями обвиняемых и изъятыми документами".

Но доклад министра госбезопасности заканчивался следующей фразой:

"Учитывая эти обстоятельства, МГБ СССР поставило вопрос о привлечении Буторина к уголовной ответственности, однако министр машиностроения и приборостроения Союза ССР тов. Паршин согласия на арест Буторина не дал".

 

Из краденных с часовых заводов комплектов умельцы временами собирали механизмы непревзойденного, коллекционного уровня

 

"На сумму около 3 миллионов"

О другой ветви того же масштабного часового дела говорилось в возмущенном письме заместителя министра внутренних дел, генерала армии И. И. Масленникова генеральному прокурору СССР Р. А. Руденко:

"Главным Управлением милиции в 1951 году была вскрыта и ликвидирована группа расхитителей социалистической собственности, орудовавшая в системе часовой промышленности СССР.

Материалами следствия установлено, что обвиняемые Переплетчиков, Дворкин, Офман и другие, в количестве 21 человека, работая в системе часовой промышленности и "Ювелирторга", на протяжении 1948-1951 гг. систематически в крупных размерах занимались хищением с Пензенского часового завода комплектов часов и часовых деталей.

Участники группы организовали в городе Москве нелегальную сборку часов из похищенных комплектов и деталей, выписывая на них фиктивные паспорта, добываемые преступным путем на других часовых заводах, артелях и мастерских, и реализовывали часы через магазины "Ювелирторг" под видом государственной продукции.

Всего преступники похитили около 4 тысяч комплектов часов и большое количество фурнитуры, чем причинили ущерб государству на сумму около 3 миллионов рублей.

При обысках во время ареста участников группы было изъято различных ценностей на миллион триста тысяч рублей".

 

Заместителя главы МВД возмутило освобождение одного из осужденных по делу:

"Одним из активных сообщников этой группы являлся Офман Л. А., осужденный 27 сентября 1952 года Судебной коллегией Московского городского суда по ст. ст. 17 УК РСФСР и 2-й Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества" к заключению в исправительно-трудовых лагерях сроком на 15 лет с последующим поражением в правах на 3 года с конфискацией всего имущества.

Согласно заключению Управления по надзору за местами заключения прокуратуры СССР, утвержденному 10 сентября 1953 года заместителем начальника управления государственным советником юстиции 3 класса тов. Фатеевым, на основании п. 3 Указа "Об амнистии" Офман от отбытия наказания освобожден".

Генерал Масленников сообщал генеральному прокурору, что в заключении об освобождении Офмана были искажены факты, и подчеркивал:

"Освобождение Офмана от наказания считаю неправильным".

При таком ходе уголовных дел по часовым хищениям стоило ли удивляться тому, что советская часовая мафия продолжала работать с часовой точностью.

 

Источник

Популярное в

))}
Loading...
наверх