Последние комментарии

  • Михаил Анохин
    Мужественный человек! Честь превыше всего! Так было. Не у всех, но было.«От понятия чести никогда не отступался»: как и почему генерал Белой армии Яков Слащев перешел на сторону большевиков
  • Анатолий ashkourin
    Настоящие герои,низкий поклон ,рад,что жил с Вами в одну эпоху. Последний герой СССР Леонид Солодков : 15 суток на глубине 500 метров
  • Геннадий Чайдак
    Вот она - Сила Печатного Слова !!! ...Борис Едомин получил орден Красной Звезды за самый необычный подвиг Великой Отечественной войны

Застенчивый Сталин. Мемуары английского переводчика

 Майор британской армии Хью Лунги во время Второй мировой войны служил переводчиком у Черчилля. Разумеется, молодой военный присутствовал на многих важных мероприятиях самого высокого уровня, был участником практически всех переговоров. Если говорить образно, Хью Лунги можно назвать настоящим свидетелем истории.

В Москву майор приезжал во время и после войны. Он обслуживал ключевые встречи Сталина с Черчиллем и Рузвельтом и оказался одним из первых представителей Запада, допущенных в развалины гитлеровского бункера в 1945 году.  

Картинки по запросу путин как сталин

Маленький старый дядюшка

Несмотря на преклонный возраст, господин Лунги прекрасно помнит детали визитов политических представителей Великобритании в Кремль. Главное, что поразило переводчика во время первой командировки в Москву, это предписание идти по Кремлю строго в обозначенном направлении, в сопровождении сотрудников НКВД. Британская делегация, вдыхая запах капусты и табака, двигалась по длинным коридорам, где не слышалось ни звука. В приёмной Сталина его секретарь Поскрёбышев решал, кого он пропустит, а кого нет.
 

При первой встрече со Сталиным Лунги был удивлён его внешним видом. По словам переводчика, советский лидер напоминал маленького старого дядюшку с рябым лицом и плохими зубами. Он не смотрел в глаза собеседнику. «Сталин выглядел таким застенчивым, что никому не могло прийти в голову, что перед ним один из самых жестких политиков в истории человечества», — пишет Лунги в своих мемуарах. А ведь на всех портретах Сталин представлялся высоким и широкоплечим красавцем!
Русскому языку Хью научила мать, которая покинула Россию после революции 1917 года. В начале Второй мировой войны его назначили на должность переводчика в Советско-британский военный комитет. Предварительные впечатления Лунги о Советском Союзе были сформированы военной пропагандой Великобритании о бравых русских, бьющих нацистов под руководством «дяди Джо».

Сильные мира сего

Работая на переговорах в Москве, Лунги наблюдал, как развивались отношения между двумя странами — СССР и Великобританией — в связи с развитием отношений их лидеров, Черчилля и Сталина. Например, Сталин говорил, что знает родословную Черчилля, в частности, наслышан о его знаменитом предке — герцоге Мальборо, а Черчилль, в свою очередь, назвал советского лидера исключительно гуманным человеком.
В 1943 году в Тегеране молодой переводчик работал с британским министром иностранных дел Энтони Иденом на переговорах с Молотовым, где речь шла о будущем Турции. Внезапно Иден повернулся к Лунги и спросил: «Надеюсь, вы записываете?». Хью смутился — он схватил бумажную салфетку и начал на ней фиксировать разговор. На встречах, подобных этой, строились планы послевоенной раскладки сил.


Конференция в Ялте поразила Лунги русским хлебосольством. Тогда всё — от посуды и роскошного угощения до официантов — было привезено из Москвы. Знаменитая Ялтинская конференция выглядела как встреча монархов в сказочном замке. Сталин чувствовал себя триумфатором. «Он был на вершине славы, — вспоминает Лунги. — Его армии изгнали фашистов с советской земли и освобождали Европу».
В 1945 году Лунги стал свидетелем переговоров, во время которых обсуждали дальнейшую судьбу Дрездена и намечали цели для бомбардировок Германии. Военные и политические лидеры говорили о том, как продвижение советских войск на запад было остановлено сильным сопротивлением фашистов в Силезии. Учитывая это обстоятельство, британские представители внесли предложение бомбить железнодорожные узловые станции, в том числе и Дрезден. Сталин сказал: «Да. Очень важный железнодорожный узел». Черчилль и Рузвельт кивнули в знак согласия.

В бункере Гитлера

Вскоре война закончилась, и Хью Лунги прибыл в Берлин для участия в Потсдамской конференции. Его пригласили посмотреть на развалины канцелярии, где Гитлер покончил с собой. Переводчик стал первым иностранцем, которому разрешили посетить эту некогда неприступную цитадель.
«Я вошёл в бункер и увидел в конце коридора груду камней, — вспоминает Лунги. — Подойдя ближе, я понял, что передо мной — разбитый на куски каменный стол». Это было как символическое низвержение власти фюрера, который осуществлял руководство своими «непобедимыми» войсками, сидя за этим самым столом.


Переводчик прошёл в помещение, где «вождь немецкой нации» провёл свои последние дни. «Там было очень душно, сыро и неприятно. Я огляделся и взял из небольшой библиотеки Гитлера томик энциклопедии Брокгауза». Лунги разрешили оставить себе эту книгу и ещё протокол приёма гостей, датированный 1937 годом. Документ содержал план размещения посетителей за столом и даже телеграмму от шеф-повара, спрашивавшего, можно ли включить в меню раков. Внизу стояло непременное «Хайль Гитлер!».
На верхнем этаже бункера переводчик увидел длинную комнату, как будто усыпанную осенними листьями. Это были разбросанные по полу маленькие коричневые конверты с железными крестами и другими наградами для офицеров.

Начало холодной войны

На Потсдамской конференции Лунги впервые почувствовал охлаждение в отношениях «большой тройки», которое позднее привело к холодной войне. Западные лидеры все время спорили с Советами. На переговорах царила атмосфера недоброжелательности. Лунги сопровождал маршала Монтгомери на визит к Сталину и нёс в качестве презента ящик виски. Монтгомери, испытывая некоторую неловкость, сказал про подарок. На это Сталин ответил: «Да. И что вы хотите?».


Во времена холодной войны Лунги ощущал себя в Москве очень неуютно. По его словам, тогда ужесточились всяческие ограничения для иностранцев, «усиливалась политическая паранойя». Но переводчик по-прежнему наслаждался невероятными событиями и встречами с интересными людьми.
«Как инструмент в оркестре воспроизводит чувства композитора, не будучи им, так и переводчик пытается проникнуть в мысли и чувства тех, с кем работает», — размышляет Лунги. А мысли и чувства Сталина, Черчилля и других выдающихся лидеров в то время были необычайно важны для всего мира.

 

Журнал: Тайны 20-го века

Популярное в

))}
Loading...
наверх