Последние комментарии

  • Тамара Фролова20 июня, 9:39
    Мстительность не может быть достоинством, да и положительной чертой тоже.«Моссад»: «Весь захват архитектора Холокоста уложился в 20 секунд»
  • bngor68 Агеев20 июня, 9:13
    Это видно по твоей писанине, можешь не уведомлять, кто ты.Советский Союз глазами ребенка
  • M*tabar Ahmedova20 июня, 9:05
    Спасибо, была прекрасная жизнь и песня детская Советский Союз глазами ребенка

«Сапоги целовали, чтобы их не расстреляли. Но это не помогло - за сарай, и очередь!». 70-летие освобождения Кракова от нацистов

19 января 1945 года советскими войсками был освобожден польский город Краков.

 

О том, как это было рассказал полковник в отставке, бывший танкист Кантемировской дивизии Николай Борисов.

 

 

Ночью 18 января 1945 года лейтенант Борисов сидел на крыле своего Т-34, очень хотелось спать, но карта местности была только у командира батальона, поэтому поселок Забежук надо было искать «на ощупь».

«Мы шли на Краков, в мою задачу входило перекрытие дорог в районе населенного пункта Забежук. Это – с запада от города. Мороз – минус 15. На всякий случай я пристегнулся ремнем к танку, - потому что если упадешь с крыла, – сразу под гусеницы», - вспоминает ветеран.

На подходе к месту назначения, танковый взвод лейтенанта Борисова попал под авиаобстрел немцев. «Я уже был «обстрелянный», самолетов не боялся. Попасть в танк – не просто, и я это знал. Но в ту ночь мой танк пострадал. Осколки изрешетили крыло, на котором я сидел, пробили запасные топливные баки, хорошо, что они были пустые, задели катки, но двигаться дальше было можно, и мы двинулись», - говорит ветеран.

На пути танкиста 14-й танковой бригады была железнодорожная станция. Немцы никак не ожидали появления советских танков в это время суток. Возникла паника. Николай Борисов приказал открыть огонь по паровозам.

«У нас был приказ: «Идти скрытно, огонь не открывать, в бои не вступать!» Но несколько паровозов я уничтожил. Пошли дальше», - рассказывает Борисов.

По воспоминаниям фронтовика, Забежук находился примерно в 30-40 км западнее Кракова. По шоссе непрерывным потоком двигались машины.

«Мы сразу вступили в бой. Вели обстрел всех машин. Началась «свалка» - мы закупорили подбитыми машинами дорогу. Видимо, через какое-то время информация об этом дошла до Кракова, и машины больше не приезжали», - говорит Николай Борисов.

Два танка Т-34, которыми командовал Николай Борисов, двинулись дальше, в направлении Кракова. На подъезде к городу они остановили обоз. 12 телег оказались груженными взрывчаткой и минами. Ездовые, одетые в немецкую форму, оказались русскими.

«С нами были автоматчики. Их ротный – Сергей Храмцов допросил предателей. Они сразу рассказали, что везут взрывчатку в Краков. Сапоги целовали, чтобы их не расстреляли. Но это им не помогло, - за сарай, и очередь! Все», - говорит танкист.

Так молодой лейтенант танковой Кантемировской дивизии принял участие в спасении исторического и культурного центра Польши от взрыва.

 

Заминированный Краков

 

 

В 1945 году в Кракове работали несколько разведывательных групп. Одной из них руководил капитан Березняк. В Советское время он стал прототипом героя художественного фильма «Майор Вихрь».

Другой группой разведчиков руководил Алексей Ботян. 10 января 1945 года разведчики его группы подбили немецкую штабную машину. В портфеле одного из убитых обер-лейтенанта Франца Шпигеля оказался секретный документ о минировании культурных памятников Кракова, мостов и двух плотин у города Новы-Сонч. План немцев заключался в том, чтобы затопить и взорвать город после того, как в него войдут советские войска.

Получив эту информацию, группа Ботяна взорвала склад боеприпасов в Новы-Сонче, предотвратив тем самым затопление города. Группа капитана Березняка покидая Краков, взорвала немецкий узел связи, что, по мнению экспертов, предотвратило подрыв многочисленных памятников архитектуры в одном из старейших польских городов.

В 1945 году Советское правительство приняло решение принять все меры для того, чтобы предотвратить разрушение исторических построек Кракова. В этих целях маршал Конев, который командовал войсками, штурмующими этот город, отдал приказ авиации и артиллерии не бомбить и не расстреливать историческую святыню поляков.

После окончания Второй мировой войны в Кракове именем маршала Конева была названа одна из городских улиц. Также был установлен и памятник в честь великого русского полководца. Но в 1991 году памятник был демонтирован, а улица переименована.

 

Танкисты-кантемировцы и штрафники

«Утром 19 января 1945 года мы развернулись в боевой порядок, смотрим, - подъезжает автомобильная рота, машин десять, примерно, выгружаются солдаты. Сорок пятый год, а они с винтовками, в шапках, валенках... Кто-то сказал – штрафная рота. Мы – «по газам», а они – рядом, молча, лихо бежали! Ясное дело – народ отчаянный. Так в Краков вместе и вошли. Потерь у них было не много, - немцев в городе оставалось мало», - вспоминает ветеран Великой отечественной войны Борисов.

Еще с лета 1944 года в Кракове гитлеровцы установили 240 железобетонных надолб, подготовили большое количество блиндажей и баррикад. Продвижение по городу было практически блокировано.

«Сначала проезжали виллы – частные дома, потом начался город. Мы встали, впервые за трое суток подвезли харчи, а то сидели на сухом пойке. Впервые за трое суток раздали по 100 граммов. Местные жители появились, в основном – пенсионеры. Нет, красивых полячек не было», - вспоминает фронтовик.

С утра 19 января 1945 года в Кракове началась, так называемая «зачистка» города.

«Работали в основном саперы и пехота. Мы проехать не могли. Это они «зачищали» каждый подвал, каждый чердак. А мой наводчик орудия говорит: «Колбасой пахнет!» Как он унюхал, я не знаю, - вокруг дым, вонь. Пошел искать. Смотрю – зашел в один подъезд, потом во второй. Из третьего вышел – сияет, обе руки в кольцах колбасы», - говорит Николай Борисов.

 

Краковская колбаса

 

 

На боевом пути Николая Борисова Краков стал первым крупным городом. Но исторических памятников молодой лейтенант 14 гвардейской танковой бригады Кантемировской дивизии не запомнил. Из танка много не увидишь! К тому же - трое суток не спал. А вот краковскую колбасу запомнил Николай Николаевич на всю жизнь.

«Я ее тогда впервые попробовал. Съел за раз два круга, и заснул, сразу. Спал почти сутки. Проснулся, - новый приказ: «Идем на Котовицы!», - вспоминает освободитель Кракова Николай Борисов.

92-летний фронтовик признался нам, что больше никогда в жизни такой вкусной краковской колбасы не пробовал. И в Кракове после 1945 года больше никогда не был.

 

Автор: Олег Горюнов

Источник

Популярное

))}
Loading...
наверх