Последние комментарии

  • Николай Дворянинов22 июля, 19:35
    И почему хвалиться ..., вспоминать!!!Дмитрий Лесной — самый известный картежник СССР
  • Николай Дворянинов22 июля, 19:34
    1975-77гг.Дмитрий Лесной — самый известный картежник СССР
  • Grandad22 июля, 19:16
    Имеет смысл хвалиться, указывая, в какие годы это было!Дмитрий Лесной — самый известный картежник СССР
  1. Блоги

Как немцам удалось подготовить широкую сеть разведчиков в довоенном СССР


Немецкий граф Шулленбург начал создавать разведывательную сеть Германии в России ещё до Первой мировой войны. Её центр находился в Грузии. Цель немецкой разведки и грузинских националистов тогда совпадала – независимая Грузия под протекторатом Германии.

В 1934 году Шулленбург становится послом нацистской Германии в СССР, и под его руководством спящие ячейки немецкой разведки в Грузии заработали вновь.

Так выглядит версия о немецких шпионах в СССР от генерал-полковника КГБ Ивана Маркелова.

Работала ли сеть германской разведки в довоенном СССР и во время войны? 
"Историю пишут победители, а потому у советских летописцев не принято упоминать немецких шпионов, работавших в тылу в Красной Армии. А такие разведчики были, причём даже в Генштабе РККА, а также знаменитая сеть «Макс». После окончания войны американцы их перебросили к себе, делиться опытом с ЦРУ".

Ещё одна версия на эту тему изложена генерал-майором КГБ Вячеславом Широниным в книге «КГБ – ЦРУ – Секретные пружины перестройки» (изд-во «Яуза», 1997 год).

Генерал-полковник Иван Алексеевич Маркелов возглавлял Второе главное управление КГБ СССР (он пришёл в НКВД по «бериевскому призыву» в 1938 году; на службе в КГБ до 1989 года). Именно на годы его работы в органах КГБ падают самые громкие разоблачения агентов иностранных спецслужб.

«Понимая, что времени у него осталось немного, он старался подробно посвящать меня в свои многолетние наблюдения. В тот период я работал в его главке – в аналитическом подразделении. В частности, Маркелов рассказывал, как была устроена часть разведывательной сети Германии в довоенном СССР:

«Традиционные формы и методы германской разведки надо изучать на примере графа Шулленбурга. Того самого посла Германии в Москве, который 22 июня 1941 года объявил о начале войны против СССР. Он прибыл в СССР под крышей посла в 1934 году. Фридрих Вернер фон дер Шулленбург был наиболее крупным и опытнейшим германским разведчиком – специалистом по Закавказью. Награждён железным крестом 1 степени за участие ещё в Первой мировой войне.
(на фото веррху - посол Германии в СССР Шулленбург вместе с комиссаром иностранных дел Вячеславом Молотовым)

Царской контрразведке, осуществлявшей слежку за Шулленбургом, в начале 1914 года удалось изъять у него записную книжку с фамилиями немцев, а также некоторых грузин и армян. Это оказался список агентов, который впоследствии полностью совпал со списком лиц, изобличённых советской контрразведкой в шпионаже в пользу нацистской Германии. Иными словами, агентура Шулленбурга была очень глубокой, законспирированной, она пережила революции и в России, и в Германии, но продолжала исправно обслуживать своего шефа. Агенты Шулленбурга отличались хорошей выучкой и преданностью германской разведке.




(Второй слева – Иван Маркелов, 1938 год)

Сам Шулленбург прибыл в качестве вице-консула в город Тифлис в 1911 году. Хорошо изучив Закавказье и завязав обширные связи в великосветских грузино-армянских кругах, он приступил к разведывательной работе. Шулленбург вначале организовал резидентуры из числа немцев, обосновавшихся в Закавказье в немецких колониях. На их базе затем были созданы группы «Германского флотского союза» и «Всенемецкого союза». Основными каналами, по которым шла его деятельность, стали также филиал фирмы «Зингер» и отделение «Дойче банка». После этого усилия резидентур были сосредоточены на работе в среде грузинских националистов с целью провозглашения независимости Грузии под протекторатом Германии.

Война 1914 года на какой-то период прервала активную разведывательную деятельность Шулленбурга на территории Закавказья. За два месяца до её начала он неожиданно выехал в отпуск в Германию и вскоре принял деятельное участие в формировании грузинского национального легиона, воевавшего потом на стороне Германии на турецком фронте.

За время его отсутствия завербованная им агентура не бездействовала. В 1916 году был образован «Комитет по освобождению Грузии», в который вошли представители грузинского дворянства и некоторые офицеры. Из грузинской прессы тех лет видно, что этот комитет и часть грузинских националистов вели активные переговоры с германскими правительственными кругами о провозглашении грузинской независимости. В конце 1918 года Шулленбург вновь появился в Закавказье в качестве главы дипломатической миссии при командующем германскими оккупационными войсками генерале фон Крессе. Работа резидентур резко оживилась. Через них Шулленбург провёл ряд политических комбинаций по заключению договоров между горцами и мусаватистами с целью объединения Закавказья и Северного Кавказа в единую государственную систему – опять же под протекторатом Германии.



(Немецкая карта независимой Грузии, 1918 год)

К этому периоду относится и организация Шулленбургом новой резидентуры под легальным названием «Немецко-грузинского ферейна» во главе с немецким военным врачом Мерцвелером.

То, что в тот период планы Шулленбурга установить германский протекторат в Закавказье не сбылись – не его просчёты. Исторический ход событий после Великой Октябрьской революции направил историю этого региона по другому руслу: Закавказье и Северный Кавказ, вопреки германским интересам, становятся частью СССР.

А в 1934 году Шулленбург опять появился в нашей стране, но уже в ранге посла Германии. Опытный разведчик, освоившись в Москве, он через несколько месяцев совершил поездку в Закавказье. Вернее, не поездку, а трёхнедельное путешествие со своей дочерью, а также секретарём миссии и его женой, секретарём Английской миссии. Шулленбург, конечно же, предполагал, что за ним может следить советская контрразведка. И любопытен такой случай. На Кавказе, по дороге из Чаквы в Батуми, по неизвестным причинам у машины, в которой ехал посол, вдруг отказали тормоза. Сотрудники личной охраны, не растерявшись, подставили под удар свою машину и этим остановили катившийся в пропасть автомобиль. Побледневший от испуга посол благодарил сотрудников охраны и жал им руки.

Наша контрразведка, конечно, занялась расследованием этого ЧП, которое, как намекнул граф Шулленбург, могло подготовить гестапо. И лишь потом выяснилось, что путешествие было так называемой «организованной случайностью», которая имела своей целью отвлечь внимание советской контрразведки. Полностью маневр Шулленбурга не получился. Нам удалось засечь, что граф восстановил связь с некоторыми резидентами германской разведки. А что касается самого ЧП, то посол допустил непростительную оплошность. Показывая агенту советской контрразведки, внедрённому в круги закавказских немцев, фотографические снимки, сделанные на Кавказе, Шулленбург сказал:

– Недавно мы направляли в Тифлис нескольких лиц с заданием сфотографировать эту местность, но никому из них не удалось это сделать, а вот смотрите, я сфотографировал это очень важное для нас место.
Для чекистов, когда им стали известны эти слова, не составило труда разобраться с истинными причинами ЧП, а тем более восстановить детали дальнейшего путешествия графа».



(Немецкие войска в Грузии, лето 1918 года)

Когда происходил этот разговор, Иван Алексеевич Маркелов ещё ничего не знал о событиях, которые грядут в Балтии. Но опытнейший контрразведчик предостерегал о них. Он говорил:

«– Кроме Грузии, немецкая разведка смогла обосноваться и в республиках Прибалтики. У графа Шулленбурга был достойнейший и умный последователь – барон фон Дорнберг, военный атташе при германском посольстве в Таллине, запасной резидент в Эстонии по разведдеятельности на территории СССР.
Немцы до войны собирали всесторонние сведения о многих странах мира. Через разведку, работавшую под руководством морских и военных атташе, они накапливали данные о портах, главных городах,, о холмах, с которых будет бить артиллерия, о мостах и железнодорожных линиях, дорогах и долинах, рвах и каналах, о всех препятствиях и, конечно, об укрепрайонах, морских базах, сухих доках и арсеналах. Блицкригам такие разведданные весьма способствовали. Но был и ещё один фактор. Известный агент гитлеровской разведки Отто Абети, действовавший во Франции, заявил, что ему удалось подкупить 12 видных членов французского парламента, которые выполняли задания Гитлера».

PS.

Разумеется, к словам контрразведчика из КГБ Маркелова надо относиться с изрядной долей скепсиса. Возможно, его мнение просто отражает царившую в то предвоенное время шпиономанию.

 

Популярное

))}
Loading...
наверх